eaa7eba2

Еловенко Вадим - Звездное Небо Под Шум Дождя



ЕЛОВЕНКО ВАДИМ
   ЗВЕЗДНОЕ НЕБО ПОД ШУМ ДОЖДЯ
  
Мда, злая сказочка...
   Ромка держал за хвост извивающегося и дико орущего кота и смеялся. Смеялся оскалив рот с выпавшими двумя передними зубами. Рядом стоящий Генка все пристраивался, как удобнее ударить кота по голове ногой и чтобы тот отпущенный Ромкой сразу полетел об стену.

Наконец он приноровился и с широкого размаха ударил. Кот перестал мяукать и глухим ударом врезался боком в кирпичную стену школы. Он не сдержал голову и она с дробным звуком ударила сначала об стену, а затем и об асфальт узкой полосой тянущийся по периметру всего здания.

Кот упал на четыре конечности и как, уже сказано не удержав голову, пробежался вперед. Встряхнул ею и почувствовав сотрясение земля под ногами ринувшихся к нему детей и сиганул в открытое вентиляционное отверстие.

В подвале он приземлился на песок и секунду озирался расширившимися глазами, мгновенно привыкшими к темноте. Уродливые лица детей по очереди заглядывали во тьму подвала и никак не могли разглядеть котенка так ими бездарно выпущенного.

Ведь с ним можно было еще столько всего сотворить. Его можно было привязать к веревке и раскручивая подбрасывать вверх. На нем можно было поджечь шерсть и она с классным запахом будет гореть и тлеть чуть потрескивая.

Ему можно было зажать в дверях хвост и закрыть двери наслаждаясь безумным воем животного. С ним можно было еще многое сотворить. А они его упустили.

Наконец Генка заметил молодого кота и подобрав с земли несколько камушков стал прицельно кидать их в отверстие стараясь попасть в тень на подвальном песке. Один из камушков больно попал коту в спину и тот невольно отпрыгнул в сторону.

Три коротких скачка и он забрался на канализационную трубу выходящую из потолка и заворачивающую вдоль стены в дальний конец дома. Котенок, а точнее шестимесячный кот замер на трубах неотрывно глядя на своих мучителей в проеме окна.

Его немигающие зеленые глаза с ненавистью смотрели на человеческих детенышей к которым он умудрился попасть в лапы. Он понимал, что на трубах его не достанут и позволил себе чуть придти в себя после страшного двойного удара головой.

Невольно лапа приподнялась и потерла ушибленную часть мордочки. Ему хотелось плакать от обиды. Он слаб и немощен чтобы порвать своих мучителей.

Он бессилен против этих мерзких, воняющих, безобразных лап с узловатыми пальцами длинной в пол его лапы и полным отсутствием подушечек. Он содрогнулся от воспоминания что его держали эти мерзкие лапы.

Он невольно начал вылизывать хвост стараясь избавить тот от запаха столь ненавистного ему. Котенок успокоился лишь спустя полчаса, после того как исчезли из проема расстроенные упущенным развлечением детишки. Он спустился на песок и принюхался повнимательней.

Пахло необычайно привлекательно. Почти так же как пахла рыба даваемая ему теткой Клавдией. Так же как молоко наливаемое ему доброй Алиной. Как кожа жаренной курицы что выбрасывал в окно первого этажа неизвестный толстый мальчик.

Мальчик терпеть не мог куриную кожу, а котенок ее обожал. И вот теперь в подвале явственно ощущался запах чего то не менее вкусного в тоже время так похожий на остальное. И на рыбу и на молоко. Непонятный запах.

Манящий, обещающий приятное голодному желудку и истосковавшимся челюстям. Котенок осторожно, чтобы не спугнуть и не привлечь к себе внимание старой крысы и ее выводка живущего в той половине дома стал пробираться по песку к запаху. Может это именно крысы притащили такую вкуснятину в прохладный подвал. Нет отнять он у них ее не см



Назад