eaa7eba2

Еловенко Вадим - Обыкновенный Человек



ЕЛОВЕНКО ВАДИМ
   ОБЫКНОВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК.
   Седой следователь прошел к столу и аккуратно, можно сказать с чувством водрузил на него ярко красную располневшую за этот месяц папку. Откинул полы пиджака как пианист, и медленно сел в кожаное кресло. Облокотился и, прищурившись на лампу под бежевым абажуром, улыбнулся чему-то своему, личному, только ему понятному.
   Сидевший перед столом на табурете молодой человек наблюдал за следователем молча и с опаской. Его глаза с темными кругами под ними озабоченно рассмотрели папку, новый галстук, и на мгновенье задержавшись на откровенно довольном, пухлом лице, снова устремились под стол.

Только там теперь тоже был следователь. Точнее его начищенные хромовые ботинки уставного образца. Никуда было не деться молодому человеку от судьбы.

А судьбой его стал этот слегка полноватый вечно улыбающийся садист по особо важным делам.
   - Ну-с, здравствуй, Влад, как себя чувствуешь?
   Этот вопрос следователем задавался каждый раз, когда он посещал молодого человека, и тот знал, что в принципе на него можно и не отвечать, но...
   - Спасибо, Алексей Владимирович, вашими стараниями, плохо...
   Следователь оторвался от спинки кресла и улегся локтями на стол.
   - Ну, а что же ты хотел... Здесь не санаторий, не курорт. Девочек нет, чтобы массаж делали, вот и приходится просить вашего брата, что бы своему сокамернику помогли кости размять.

Но я смотрю, ты себя не так уж и плохо чувствуешь?
   - Ах, нет, господин следователь, чувствую себя я просто прескверно... Это на случай, если вы еще раз собираетесь мне массаж прописать. Сегодня надо сказать, по маленькому когда ходил, простите, кровью писал.
   - А, ну это бывает с нашими пациентами. Кстати, Влад, у нас даже примета есть: если записал кровью, значит заговорит правду. Так что не нарушай наших суеверий.
   - Господин следователь я уже нарушил ваши суеверия. Умные в милицию не попадают, ни работать ни в клетку. А я вот здесь.
   - Так, наверное это от того что ты не умный?
   - Но простите поумнее вас.
   - Тогда что ты тут делаешь?
   - Не видите? Трамвая жду...
   Следователь вообще превратился в одну сплошную улыбку.
   - Массаж значится не помог... - сделал он вывод и выложил на стол пачку "парламента" и зажигалку "зиппо". - Это хорошо. А то я подумал, что и правду все упиралось только в степень физического воздействия. Но вижу, нет.

Значит, мы еще не расстанемся.
   - Куда я без вас. Вы мне просто как отец родной стали.
   - Я, наверное, не довел бы дело своего сына до такого. Я бы его еще в детстве придушил...
   - Сами?
   - Скорее всего.
   - Вы жестоки.
   - В этом одно из преимуществ дознавателя и следователя.
   - В жестокости?
   - Да. Он может себе ее позволить. Он даже должен быть жестоким и жестким.

Иначе он никогда ничего не добьется.
   - Это только в России.
   - Ничего подобного, везде так...
   Следователь достал из пачки сигарету и подкурив снова провалился с наслаждением в кресло. Выпустив дым в грязный потолок помещения для допросов, он спросил:
   - А ты курить будешь?
   - Конечно. Если разрешите. Или вы рассчитывали, что я откажусь из брезгливости к хозяину сигарет?
   Следователь хмыкнул и протянул Владу пачку.
   Молодой человек аккуратно чтобы случайно не вылетели соседние вытянул одну сигарету и подкурил ее от зажженного следователем огонька. Дым вырвался из его горла с очень подозрительным хрипом. Но парень не закашлялся и только улыбнулся своим ощущениям. Это поймет только курильщик: какое наслажде



Назад