eaa7eba2

Елохин Павел - Вчера И Завтра



ЕЛОХИН ПАВЕЛ
ВЧЕРА И ЗАВТРА
  Ни тонкий яд признаний,
  ни внешней славы медь
  твоей души бескрайней
  не звали прогреметь.
  
  А те, кто были смелы
  и шум за суть сочли, -
  тех строчки в децибелы
  бесплодно перешли.
  
  
  Пролог
  
  Природа замерла в своём главном расцвете, достигла всего, что было отпущено летом, и теперь в нерешительности застыла: а что же дальше? А дальше будет осень, но пока это знает лишь солнце, укоротившее свой небесный бег, укладывающее дугу всё ниже, желая, наверное, спрятаться навсегда, хотя бы дня на два, и отдохнуть, и наверное поэтому воздух по утрам так мягко холодеет.
  
  Глухой старый угол ботанического сада, устроенного за городом: побеждённая травой асфальтовая дорожка, сизая и шероховатая, а наверху, за высоким ржаво-чёрным забором - скоростная автострада к аэропорту, по которой бесшумно скользят жёстко скреплённые между собой красные горбы велогонщиков.
  
  Слева над дорожкой страшно нависла четырёхметровая стена камыша с узкими, сухими у корней, зеленеющими к верхушке листьями, шуршащими под невидимым ветром. По одеревеневшим палкам стволов камышей, по засохшей иве, вломившейся в камышовые тайны, лезут вверх, к свету весёлые листочки вьюнка и хмеля.

У самой дорожки, в ногах у камыша храбрятся жёлтенькие цветки мать-и-мачехи. Забытая среди них росинка становится то пурпурной, то через режущую глаз изумрудность - ало-фиолетовой. Выглядывают из густой осоки нежно-голубые с сиреневым намёком резные цветы цикория, оттеняемые в красное бутонами по-одуваночьи распустившегося чертополоха.
  
  Завершённую гармонию этого заброшенного ботанического угла оскорбляли угловатые фигуры юношей и девушек, вносившие назойливо-пыльную ноту джинсовой потёртости. Но что-то осмыслило и эту непрошеную внешнюю прихоть, вписало её в устоявшиеся пропорции растительности.
  
  Притушенно-красная бабочка с чёрными пятнышками в уголках крыльев петляла, и вдруг села прямо на тёмные гладкие волосы девушки: будто ладонь жизни легла на её голову, благословляя на существование и разрешая остаться здесь.
  
  Высоко в пустом небе не спеша протарахтел "кукурузник"; звук то пропадал совсем - и тогда на освободившейся глубине тишины тянулась вязь лягушачьих кашлей,- то снова заполнял воздух дремотным плавным стуком. Кричала иногда сойка, скрипели кузнечики, а тёмный куст черёмухи хрустально высвечивался изнутри густым, вязким треском одинокой цикады.
  
  Чёрные волосы и неожиданно голубые глаза, полускрытые настороженными верхними веками. Обступили его и слушали:
  
  - Антимузыкальная декларация!..
  
  Почему музыка? Почему именно она? Скульптура заброшена, хоть и побаловались в детстве пластилином и песочными куличиками, краски и кисти никому, кроме маляров, не нужны, литература ушла в тексты песен. Музыка!

Домик из звуков, аппаратура в домах и на сценах - к чему всё это?
  
  Кто говорит, что музыка бессмысленна и бесцельна? Напяльте на него стереонаушники, суньте в руки постер свежей группы! Ткните в зубы микрофон, всучите гитару,- пусть отрекается от постыдной ереси своей!
  
  Музыка - это то, что нам всем нужно! Она - многоцелевое оружие современности.
  
  Хотите быть в тонусе - слушайте "Sparks"!
  
  Хотите уснуть - слушайте "Wings"!
  
  Хотите напиться - слушайте "Smokie"!
  
  Хотите протрезветь - слушайте "Deep Purple"!
  
  Хотите быть грязным - слушайте "Sex Pistols"!
  
  Хотите быть чистым - слушайте "Queen"!
  
  Хотите мечтать - слушайте "Uriah Heep"!
  




Содержание  Назад