eaa7eba2

Елисеева Ольга - Сын Солнца



Ольга Елисеева
Сын Солнца
ГЛАВА 1
АР МОР
1
Корабли уходили на Запад. Вслед за малиновым утренним солнцем, двигаясь в сероватой дымке по холодному осеннему небу. Крики чаек, сдуваемых резкими порывами ветра, заглушали даже палубную брань, неизбежную в первые полчаса плавания.

Порт остался позади, и принц Акхан позволил себе расслабиться. Он снял шлем, провел ладонью по вспотевшему лбу и махнул в воздухе рукой, разрешая другим офицерам покинуть места, на которых они по уставу обязаны были стоять во время отплытия.
Акхан огляделся по сторонам: ни когда еще в его распоряжении не было такой армады. Но это не радовало командующего. Напротив, смутная тревога, мучившая принца в последние дни, казалось, достигла апогея. Над головой хлопал большой треугольный парус.

Холст, упруго прогибаясь, гудел от натуги.
Распустилась сухая сирень,
Воскресают забытые сны,
И я понял, что завтрашний день —
Продолженье вчерашней войны.
Акхан грустно улыбнулся. Кажется, Кими был прав, его сеокталь "Поющий тростник" — маленькое поэтическое письмо, выгравированное на круглом золотом диске, было подарено принцу перед самым отплытием. Тонкие пальцы друга дрожали.
— Ты должен понимать, что там смерть. — поэт вымученно улыбнулся. — Возможно, поэтому они и отправили именно тебя.
— Меня... и еще 14 тысяч отборного войска. — рассмеялся Акхан, но голос его звучал не весело. — Неужели ты думаешь, что, ради счастья больше не видеть моего лица, Лунный Круг пожертвует лучшими частями?
— Лучшими частями? — губы поэта скривила презрительная улыбка. — Ты только что вернулся с Хи-Брасил и даже не знаешь, из кого набирали твои войска.
— А ты знаешь? — на мгновение зрачки Акхана сузились. — Ты говоришь загадками, у вас так принято, но нельзя же требовать от меня, чтоб я угадывал непроизнесенные слова.
Лицо поэта исказила мучительная гримаса. Его руки быстро теребили тяжелую пышную гирлянду из цветов розового лотоса, которую он, как жрец Атлат, обязан был носить на шее.

В этом облачении Кими больше всего напоминал Акхану надгробную статуэтку плакальщика, и даже серьезность момента не могла заставить принца отвлечься от смешного в облике друга. Бритая голова с оттопыренными ушами и заметными царапинами надо лбом.

Кими с детства панически боялся режущих предметов, кто бы мог подумать, что ему всю жизнь придется каждое утро скрести себе темя лезвием? Не мудрено, что у него трясутся пальцы.
— Ты должен мне верить... — жрец едва не плакал.. — Если б я мог... Если б нам только дали поговорить...
— Успокойся. — Акхан давно не видел друга в таком состоянии. — Вернусь, поговорим. — он ободряюще хлопнул поэта по плечу.
— Вернешься? — свистящим злым голосом выдохнул Кими. — Если ты вернешься!
— Не очень-то добрые слова на дорогу. — Акхан уже начал терять терпение. Офицеры, стоявшие на его корабле, не смели поторопить командующего. Они не смели даже пошевелиться, но во все глаза смотрели, как маленький хрупкий жрец, надушенный и завитой, точно жертвенная коза, цепляется за смуглую руку Принца Победителя.
— Ты безнадежен. — простонал поэт. — Безмозглое бревно! Возьми хоть это. — он сунул в ладонь друга тонкий золотой диск. — Здесь все. Постарайся понять...
— Хорошо. — Акхан доброжелательно улыбнулся. — Принеси за меня жертвы на горе. — он хотел идти, но Кими вдруг рывком удержал его руку, в глазах друга появилось жалобное выражение.
— Не бери себе там никого... пожалуйста.
Акхан расхохотался.
— У тебя логика моих жен! То ты меня хоронишь, то ревнуешь. Я солдат. — он пожал



Назад