eaa7eba2

Елин Николай & Кашаев Владимир - Заявление



Николай Елин, Владимир Кашаев
ЗАЯВЛЕНИЕ
"Начальнику отделения милиции
от слесаря 3-го цеха Ежовского.
Уважаемый товарищ начальник! Хочу описать вам всё как
было. Четвёртого числа после смены отзывает меня в
сторонку мастер Левченко и спрашивает:
- Заработать хочешь?
Я, конечно, сказал, что хочу. Он говорит:
- Только никому ни гугу.
Я ему отвечаю, что гугу вообще не в моих правилах.
Тогда он взял меня под руку, подвёл к самой дальней
стене цеха и шепчет:
- Вон мешки видишь?
- Вижу, - говорю.
- Надо их, когда стемнеет, незаметно из цеха вынести и
к забору оттащить. Там, в углу, две доски будут выломаны.
Так вот, надо эти мешки через дырку протащить. И чтоб
никто не видел...
- А потом? - спрашиваю.
- Потом, - он мне заявляет, - не твоя забота. Там уже
машина будет ждать. Ты только должен будешь на неё мешки
погрузить.
Я, понятное дело, удивился:
- Как это не моя забота? Я, как честный человек, хочу
знать, что я с этой операции иметь буду?
Он говорит:
- Я тебе это как сверхурочную работу оформлю.
Ну, сами посудите, товарищ начальник отделения, зачем
мне такая липа? Я так мастеру и заявил, что на
очковтирательство не пойду, мне этого моя рабочая совесть
не позволит. Лучше пускай он меня возьмёт в долю и пару
мешков ко мне домой завезёт.
Тогда он принялся меня оскорблять в том смысле, что я
будто бы сошёл с ума - за такую работу просить два мешка!
Дескать, это нечестно с моей стороны, и я таким поступком
бросаю тень на своё доброе имя.
В общем, короче говоря, мы с ним сторговались на одном
мешке. После этого я, согласно договорённости, дождался
темноты и отволок мешки, которые оказались очень тяжёлыми.
Я их просунул в дырку и погрузил на машину. Но я, честное
слово, не знал, что в этих мешках находится, а то никогда
на это дело не пошёл бы. Можете спросить обо мне любого в
цехе, меня все знают и могут это подтвердить.
Когда же я притащил свой мешок домой и развязал его, то
что же я увидел? Он весь битком был набит разным мусором,
который у нас в цехе оставался после ремонта. Я, конечно,
побежал к Левченко и стал требовать объяснений. Но он их
мне не дал, а, наоборот, поблагодарил меня, что я
бескорыстно помог вывезти с территории цеха мусор, который
целую неделю захламлял помещение. А то у нас один
подсобник заболел, а второй уволился, и мусор грузить было
некому. И к кому, дескать, мастер ни обращался, все
говорили, что им некогда. У одного самодеятельность,
другой в вечерней школе учится. А мусор-то ведь всё равно
убирать надо. Только я один и откликнулся, за что он,
мастер, выносит мне благодарность без занесения в личное
дело. И больше всего, мол, его, пожилого человека,
тронуло, что я от сверхурочных отказался.
Я тогда, как воспитанный человек, грубить ему не стал,
а вернулся домой и сел писать это заявление. Прошу вас,
товарищ начальник отделения, дать ответ: может ли
считаться честным такой человек, как мастер Левченко, и не
пора ли его привлечь к ответственности за незаконные
методы руководства? Прошу применить к нему самые строгие
меры за то, что он позволил себе так плохо думать о
трудящемся человеке, то есть обо мне, и за то, что он
опозорил моё доброе имя, подсунув мне мешок с мусором.
С уважением В.Ежовский.
P.S. И прошу вас отдать распоряжение участковому
врачу, чтобы он выписал мне больничный лист, потому что
мастер Левченко нанес мне тяжёлую моральную травму".




Назад