eaa7eba2

Елин Николай & Кашаев Владимир - Уважение К Личности



Николай Елин, Владимир Кашаев
УВАЖЕНИЕ К ЛИЧНОСТИ...
Виталий Петрович Загадский, который по согласованию с
женой отправился покупать давно облюбованный ими торшер,
вернулся домой поздно и без торшера, но со свёртком под
мышкой.
- Вот! - торжествующе сказал он, протягивая свёрток
жене. - Погляди-ка, Зин, чего я с рук купил у какого-то
типа. Еле сторговался за двадцать пять рублей...
Он развернул бумагу и достал оттуда довольно увесистый
том.
- Прошу любить и жаловать! Сочинения философа Канта.
Собственной персоной.
- Ты что, спятил?! - ахнула жена. - Зачем тебе сдался
этот Кат? Чего ты с ним делать будешь?
- Во-первых, не Кат, а Кант, - с достоинством возразил
Виталий Петрович. - А во-вторых, ты забыла, что мы завтра
идём на день рождения к Чинарёву. Вот я ему Канта и
подарю.
- Кому? Чинарёву?! Да что он в этом понимает!
- Ну и чёрт с ним, что не понимает! Я ему этим Кантом
нос утру. Пусть видит пропасть, которая нас разделяет.
Уничтожу его морально!
- Слушай, а может, не надо? - засомневалась жена. -
Неудобно ему свинью такую подкладывать, на людях
срамить...
- Ничего, - злорадно возразил Загадский, - так ему,
подлецу, и надо! Пусть знает, с кем дело имеет! Я ему
покажу, что такое культурный человек. Он меня долго
помнить будет...
- Ну, гляди... - опасливо произнесла супруга. - Как бы
он тебе за такое унижение физиономию не набил...
- Кишка тонка! - отрезал Виталий Петрович. - С
интеллигентным человеком драться не посмеет! - Он
помолчал и задумчиво добавил: - А в случае чего, за такое
дело и пострадать не грех...
...Однако к удивлению и глубокому разочарованию
интеллигентного гостя подарок не произвёл на Чинарёва
никакого впечатления. Он отложил его в сторону, даже не
развернув, и пригласил гостей к столу.
На следующий день практичная Зина горько выговаривала
супругу:
- Предупреждала ведь я тебя, чтоб ты этого не делал.
Только зря деньги выкинул. Из-за этой твоей гордости
проклятой мы опять без торшера остались...
Она хотела ещё что-то добавить, но в этот момент в
дверь постучали.
- Кого там ещё черт тащит, - раздраженно сказал
Загадский.
- Это я, - отозвался с порога вошедший Чинарев.
Он был как-то неестественно возбуждён и нервно
барабанил пальцами по зажатой под мышкой толстой книге, в
которой Виталий Петрович с некоторым волнением узнал свой
подарок.
- Ты подарил? - хрипло спросил именинник,
многозначительно взвешивая том в руке.
- Ну, я... - пробормотал Загадский, отступая в глубь
комнаты.
- Выйдем на минутку, - предложил гость. - Поговорить
надо!
- Витя, не ходи, - засуетилась Зина. - Пускай здесь
говорит!
- Да, да, - поддержал её Виталий Петрович. - Чего на
улице мёрзнуть? Говори здесь, не стесняйся.
- Ну, ладно, можно и тут. Только пусть она выйдет. У
меня к тебе мужской разговор, без свидетелей.
- Зинуша, выйди на минутку, - неохотно согласился
Загадский. - Только не отходи далеко, ты можешь
понадобиться...
Супруга, поколебавшись, прошла в кухню, вытащила из
шкафчика скалку и, зажав её в руке, прильнула ухом к
двери, готовая в любую минуту прийти на помощь. А в это
время в комнате Чинарёв, размахивая книгой, продолжал
энергично наседать на её мужа.
- Сам додумался подарить или подсказал кто?
- Сам, - мужественно сознался Виталий Петрович,
продолжая отступать к дальней стенке. - С женой вот
посоветовались и решили...
- Так ты что, специально его покупал или этот Кант у
тебя где-нибудь на чердаке завалялся?
- Специально... - промямлил Загадский. - Спе



Назад