eaa7eba2

Елин Николай & Кашаев Владимир - Солнечная Активность



Николай Елин, Владимир Кашаев
СОЛНЕЧНАЯ АКТИВНОСТЬ
Лев Никодимович Швыков пришёл с работы расстроенный и,
категорически отказавшись от ужина, плюхнулся прямо в
пальто на кровать.
- Что это с тобой? - сочувственно спросила жена. - На
тебе лица нет. Неужели опять Серёгин премию получил?
- Хуже! - буркнул Швыков.
- Алёшичеву путевку в санаторий дали?
- Ещё хуже!
- Куда ж хуже? - развела руками жена.
- Газеты надо читать, - раздражённо заметил Лев
Никодимович. - Ничего ты никогда не знаешь! Всегда все
новости от посторонних узнаю!
- А что такое? - не на шутку встревожилась жена.
- "Что, что"! Мне сегодня Ярдов в курилке рассказал:
оказывается, наступает год солнечной активности!
- Ах, вон что, - с облегчением вздохнула жена. - Да
наплевать на эту активность! Нам-то что?
- Как что? Ты что, не знаешь, что это сопровождается
разными ураганами, землетрясениями, ну и вообще, всякими
передрягами. Теперь жди неприятностей! Я уже сегодня брюки
порвал. За гвоздь зацепил... Сейчас начнётся! У машины
опять колесо снимут. В ателье новый костюм запорют. На
работе - выговор... Тьфу! Но хуже всего, конечно, с
дачей. Правда, землетрясение, я думаю, до неё не
докатится. А вот если ураган...
- Да ведь ураганов особенных у нас тоже никогда не
было, - робко возразила жена. - Они ведь где-то там далеко
бушуют.
- А вдруг до нашей дачи дойдёт? Крышу сорвать может.
Крыльцо унесёт, оно гнилое. В веранде цветные стекла
повылетят... Чтоб она провалилась, эта активность!
- Жальче всего клубнику, - жалобно сказала жена. -
Сколько сил на неё положили - и вот на тебе! Хоть
клубника, может, и не очень хорошая, не такая, как у
Лебедевых, а всё равно жалко...
- Лебедевым-то что! - со злостью произнёс Лев
Никодимович. - У них дача вон какая громадина, ей,
конечно, ничего не сделается! Им на этот ураган начхать...
Хотя... - Швыков задумался. - Хотя как сказать... Против
хорошего урагана, пожалуй, и лебедевская дача не устоит.
Всё-таки, как ни крути, год активного солнца - это тебе
не шутка! Если только настоящая активность будет, то и
даче их крышка и клубнике хвалёной хана!
Лев Никодимович представил себе эту картину, и у него
немного отлегло от сердца.
- Да, - кивнула жена, - им в случае чего ещё хуже
придётся. У них клубника дороже, чем наша, на базаре идёт.
Да и дачка у них получше.
- Н-да, - оживился Швыков. - И в гараже у них "Жигули"
стоят. Новенькие! Хо-хо! Не чета нашему "Запорожцу"!
Он с улыбкой потёр руки. Потом встал с постели, снял с
себя пальто и аккуратно повесил его на плечики.
- И сын у них как раз в этом году в институт должен
поступать, - вспомнила жена.
- Правда? - обрадовался Лев Никодимович. - Ну-ну...
Он вышел в переднюю, тщательно вытер ноги о коврик,
причесался перед зеркалом, потом повернулся к жене и
ласково поцеловал её в лоб.
- Добрый вечер, Зинуша! А ты знаешь, что я придумал?
Давай-ка доставай стопки! Доставай, доставай, не
жмись... - И, покровительственно похлопав её по плечу,
добавил: - Выпьем, Зиночка, за солнечную активность!




Назад