eaa7eba2

Елин Николай & Кашаев Владимир - Шутки Склероза



Николай Елин, Владимир Кашаев
ШУТКИ СКЛЕРОЗА
Телефон звонил настойчиво и самоуверенно. Такой тембр
бывает у него обычно, когда звонят родственники. Я снял
трубку. Так и есть. Звонила дядина жена, тетя Валя.
- Приезжай, - сказала она плачущим голосом. - С дядей
беда...
- А что такое?! - не на шутку встревожился я.
Дядя Коля был лучшим из родственников. Он всегда очень
тепло ко мне относился и часто повторял, что любит меня,
как родного сына. Правда, каждый раз, превознося мои
достоинства, он несколько их преувеличивал, однако я
великодушно прощал старику этот недостаток, и моё уважение
к нему даже не делалось от этого меньше. В конце концов,
кто его знает: быть может, со стороны виднее?..
В последнее время тётя жаловалась, что у него стало
плохо с памятью, и я порекомендовал им знакомого врача.
Правда, я не знал, насколько хорош он был как врач, но
зато память у него была превосходная. Во всяком случае, в
преферанс он играл не хуже, чем канадские профессионалы в
хоккей. Неужели такой специалист мог повредить дядиному
здоровью? Мне стало не по себе.
Из трубки по-прежнему слышались всхлипывания.
- Успокойтесь, тётя Валя, - произнёс я, пытаясь
придать своему голосу твёрдость. - Скажите, врач у вас
был?
- Был, - сквозь слёзы проговорила она. - Два порошка
прописал... Первый велел пить утром, а второй... - она
снова всхлипнула, - второй вечером...
- Ну и что?! - почти закричал я. - Дядя их пил?!
- Пил... целый месяц пил... Только...
- Что? Что только?!
- Только... Ты же знаешь, у него склероз. Ну, и он эти
порошки перепутал. Тот, что надо было пить вечером, он пил
утром, и наоборот...
- Так, значит, память к нему не вернулась?
- Вернуться-то она вернулась, но тоже... наоборот...
- То есть как это наоборот? - не понял я.
- Приезжай, сам увидишь, - подавляя рыдания, сказала
тётя.
- Но неужели это так серьёзно?
- Очень... Очень серьёзно. Просто ужасно! Ты должен
немедленно приехать! - И она повесила трубку.
Я сунул в холодильник недоеденный на самом вкусном
месте бутерброд, выключил телевизор, недосмотрев фигурное
катание, и помчался к дяде.
Через полчаса я уже был у него. Снимая пальто в
передней, я услышал доносящийся из комнаты восторженный
дядин голос:
- Что ни говори, а племянник у меня замечательный! Я
тебе, Валя, по секрету скажу: это талантище, каких мало!
Выдающихся достоинств человек: благородный, умный,
великодушный...
Я смущённо кашлянул и, постучав, вошёл к комнату.
За столом дядя с тётей играли в подкидного дурака.
Увидев меня, дядя Коля бросил карты и досадливо
поморщился:
- А вот и этот идиот явился! Чёрт его носит! Никогда
посидеть спокойно не даст! Сейчас опять развалится, как
свинья, и всякий вздор начнет молоть...
- Как?.. - опешил я. - В каком вы, собственно,
смысле?.. Вы... вы шутите?
- Какие там шутки! - рассердился дядя Коля. - Шутить
с таким олухом, как ты, - только время тратить. У тебя же
чувство юмора - как у улитки. Правда, бегает она быстрей,
чем ты соображаешь...
Я растерянно попятился и выскользнул обратно в
прихожую. За мной вышла тётя.
- Что это с ним?.. - испуганно пробормотал я.
- То, о чём я тебе рассказывала, - всхлипнула тетя. -
Путать он стал. Раньше он такие вещи только за глаза
говорил, а в лицо - всё только приятное. А из-за этих
проклятых таблеток у него память... стала...
наизнанку... - Она прижала к глазам платок, и плечи её
затряслись. - Это ж надо... такое... такое несчастье...
- Так вон оно что!.. Кто бы мог подумать?.. Ну,



Назад