eaa7eba2

Елин Николай & Кашаев Владимир - Секрет Долголетия



Николай Елин, Владимир Кашаев
СЕКРЕТ ДОЛГОЛЕТИЯ
Наскоро допив утренний чай, Сергей Николаевич Сушкин
завязал галстук и рассеянно пробежал глазами по свежей
газете. На последней странице его внимание привлекла
фотография улыбающегося старика в папахе. Тут же было
помещено интервью с ним.
"Как вам удалось дожить до ста пятидесяти лет?" -
спрашивал репортёр. "О, это доступно каждому, - скромно
отвечал долгожитель Али Мухамедов. - Нужно только всегда
придерживаться известного правила: завтрак съешь сам, обед
раздели с товарищами, а ужин отдай врагу".
- Ну конечно, - криво усмехнулся Сушкин, - всё дело в
ужине... Он там живёт себе в горах, нервы ему никто не
треплет, так можно и до двухсот дожить. А тут так тебя
всего издёргают, что и до пятидесяти не доживёшь. Дома от
соседа житья нет, на работе этот подлец Кипарисов
всяческие пакости чинит. Целый день на нервах! - Он в
сердцах отбросил газету, натянул пиджак и отправился на
службу.
Целый день Сушкин находился под впечатлением газетной
заметки.
"Это ж надо: сто пятьдесят лет! - завистливо думал
он. - Конечно! Соседей по квартире у него нет, Кипарисова
тоже нет. Не от кого каждую минуту подвоха ждать,
неприятности какой-нибудь. Спи себе спокойно! Красота, а
не жизнь".
Задумавшись, Сушкин даже не сразу услышал звонок об
окончании рабочего дня. Он вышел из учреждения одним из
последних и медленно направился в столовую, где ужинал
каждый вечер. Только отстояв в очереди в кассу и подойдя к
раздаточной, Сергей Николаевич очнулся от задумчивости и
заказал сырники.
- Клава, сырников последняя порция! - громко крикнула
официантка. - Больше за них не выбивай!
- Как последняя? - возмутился кто-то, стоявший за
Сушкиным. - А у меня тоже сырники выбиты!
Сергей Николаевич обернулся и увидел своего заклятого
врага Кипарисова. Он злорадно усмехнулся и уже направился
было с подносом к столику, но вдруг перед его мысленным
взором предстала сегодняшняя статья. "А ужин отдай
врагу..." - вспомнил он.
"Кто его знает, может, этот Али Мухамедов и прав? -
подумал Сушкин. - Ну, ладно, Кипарисов! Я до ста
пятидесяти не доживу, но и тебе не дам!"
И он протянул сырники обратно в раздаточную:
- Отдайте их этому гражданину.
- Как? - растерялась официантка. - А вам что же?
- А мне ничего. Я вообще не буду ужинать, - и он
направился к выходу.
У самых дверей его нагнал Кипарисов и положил руку на
плечо:
- Ну, спасибо, старик, не ожидал. По правде говоря, не
думал, что ты такую чуткость проявить можешь. Я ведь на
диете, мне ничего другого нельзя, а ты из-за меня без
ужина остался... - Он помялся и нерешительно добавил: -
Ты извини, брат, я к тебе, того... неважно относил... ну и
всё такое... Вот так ты меня устыдил своим поступком. Мне
теперь самого себя противно... Ведь вот же я никогда бы не
смог так поступить благородно... Просто... тронут я очень.
Уж ты поверь, что и я... В общем, от меня теперь ничего,
кроме хорошего...
Ошарашенный Сушкин растерянно пожал протянутую ему руку
и вышел на улицу. Мысли немного путались. Он механически
побрёл домой, купив себе по пути сыру и колбасы на ужин.
Настроение постепенно поднималось. Но едва он открыл дверь
своей квартиры, как оно мгновенно испортилось снова.
Увидев входящего Сушкина, к нему подскочил сосед и
возмущённо заявил:
- Опять вы свет в коридоре зажигаете! Я всегда в
темноте раздеваюсь, и ничего. А он, видите ли, не может!
Барин какой нашёлся! Платите тогда за свет сами...
Сергей Николаевич хотел молча п



Назад