eaa7eba2

Елин Николай & Кашаев Владимир - Самозванец



Николай Елин, Владимир Кашаев
САМОЗВАНЕЦ
Сатирическая повесть
Глава I
СЕКРЕТНОЕ ЗАДАНИЕ
Начальник поздравительного отдела Яков Сергеевич
Макаронский вызвал к себе молодого способного сотрудника
Флорова.
- Сколько лет вы у нас работаете? -
покровительственно спросил товарищ Макаронский.
- Скоро будет три года, - оживился Флоров.
- Ну что ж, - наклонил голову Яков Сергеевич. - Как
говорится, юноши становятся мужами. Пришла пора доверить
вам ответственное поручение. Справитесь?
- Приложу все силы! - взволнованно заверил Флоров. -
Раз вы мне доверяете, я... я не посрамлю. Будьте уверены!
Только скажите, что мне сделать.
- Хорошо, Юрий... Филимонович, кажется?
- Никитич, - поправил Флоров.
- Хорошо, Юрий Никитич. Я верю в вас. Итак, дело вот в
чём. Вы, конечно, знаете, что приближается большой
праздник - День работника торговли. В связи с этим
событием наш отдел уполномочен направить ряд поздравлений
в различные адреса. Важнейшие из них, как правило,
подписывает сам руководитель учреждения. Но поскольку наш
новый руководитель товарищ Ковшов в настоящее время очень
занят, нам дано указание поместить на важнейших
поздравлениях оттиск его личного факсимиле. Вам, Юрий
Никитич, поручается, - в голосе начальника
поздравительного отдела зазвучали левитановские нотки, -
поручается доставить это факсимиле из кабинета товарища
Ковшова к нам в отдел! Надеюсь, вы понимаете, какое вам
оказано доверие?
Флоров, который надеялся, что речь пойдет о заграничной
командировке, молча кивнул.
- Ну-ну! - похлопал его по плечу Макаронский, неверно
истолковавший молчание собеседника. - Не робейте, вы
справитесь! Только предупреждаю: об этом задании никто не
должен знать. И второе: ни в коем случае не кладите
факсимиле в карман или портфель! Представьте себе, что
будет, если в результате вашей болтливости или небрежности
оно пропадёт.
- У меня не пропадёт, - сухо сказал Флоров и вышел из
кабинета.
Он поднялся двумя этажами выше, взял у секретаря
факсимиле и, насвистывая печальный мотив, отправился
обратно. В коридоре на выносном лотке буфетчица продавала
апельсины. Юрию Никитичу захотелось подсластить горькую
пилюлю разочарования. Он подошёл к лотку, достал кошелёк и
замешкался, не зная, куда деть зажатое в руке факсимиле.
Наконец он сунул его в рот, слегка стиснув губами,
отсчитал деньги и протянул буфетчице.
- Вам сколько взвесить? - поинтересовалась она.
- Штуки четы... - промычал Флоров и вдруг увидел в
дальнем конце коридора идущего навстречу Макаронского.
Юрий Никитич поперхнулся, судорожно сглотнул и, холодея,
почувствовал, что во рту у него больше ничего нет.
Немеющим языком он принялся шарить за деснами, но ничего
не обнаружил. Тогда, не доверяя языку, Флоров залез в рот
трясущимися пальцами и тщательно обследовал там каждый
уголок. Однако во рту было пусто, как в нефтяной цистерне
во время энергетического кризиса.
Тем временем товарищ Макаронский приблизился к лотку и
строго посмотрел на Флорова:
- Прохлаждаетесь? Где факсимиле?
Юрий Никитич побледнел, выронил апельсины и едва слышно
прошептал:
- Я его... проглотил...
Глава II
ДОПРОС
В кабинете товарища Макаронского шло экстренное, сугубо
секретное совещание. Присутствовали только ведущие,
проверенные работники поздравительного отдела, безусловно
надёжные люди, умеющие держать язык за зубами.
Посреди комнаты, пригвождённый к полу пронзительными
взглядами собравшихся, стоял Флоров с видом человека,
которого укусила ядовитая змея.
-



Назад