eaa7eba2     

Елин Николай & Кашаев Владимир - Самородок



Николай Елин, Владимир Кашаев
САМОРОДОК
- Ну, как вы находите наши достижения? - с гордостью
спросил директор клуба, широким жестом указав на стены.
Стены были в разноцветном наряде диаграмм и графиков
посещаемости кружков.
- Ничего,- похвалил председатель колхоза, задумчиво
глядя на график,- буфет у вас хороший...
- А теперь прошу в зал,- сказа л директор клуба,
отчаявшись дождаться прочих поощрений.- Смотр
самодеятельности начинается. Просим вас, Степан Степаныч,
помочь нам отобрать для поездки в город самых, так
сказать, достойных...
- Слушай,- замялся председатель,- может, без меня
обойдётесь? Я ведь в искусстве не того... не очень...
- Нет, нет, без вас недостаточно авторитетно будет.
Это слишком важный вопрос. Ведь они должны будут защищать
на городской сцене, так сказать, честь нашего колхоза...
- Ну, хорошо,- сдался Степан Степаныч,- пойдём
послушаем наших защитников.
Они прошли в зал и заняли почётные места в первом ряду.
- Сен-Санс! "Умирающий лебедь!" - объявил ведущий.-
Исполняет доярка Чиркина!
...Когда номер окончился, азартнее всех аплодировал
председатель.
- Вот это правильно! - восторженно заметил он
директору.- Умирать, так с музыкой! Это вы хорошо
придумали!
- Стараемся,- скромно потупился тот.
- Послать Чиркину в город! - продолжал Степан
Степаныч.- Обязательно послать! Пусть умирает за наш
колхоз! Кто там у вас следующий?
- Тракторист Яковлев. Куплеты Мефистофеля будет петь.
- А, ну-ну,- понимающе кивнул председатель,-
послушаем.
- "На земле весь род людской,- начал тракторист,-
чтит один кумир свяще-е-енный..."
Степан Степаныч удивлённо покачал головой и, не
дослушав певца, бросился к выходу. В зале возник лёгкий
шум, но Яковлев мужественно допел куплеты до конца.
- Вот это да! - донеслось от двери.
Все оглянулись и увидели неизвестно когда вернувшегося
председателя.
- Вот это да! Ну и голос, брат, у тебя! От бани
слышно, я сам проверил. В общем, отдаю свой голос за твой
голос...- Степан Степаныч на секунду замолчал.- Нет, не
в том смысле, чтобы нам с тобой голосами поменяться, а
чтобы ехать тебе на районный смотр. Думаю, что там ты без
звука на первое место выйдешь...- Он снова помолчал и
опять поправился: - То есть не в том смысле, что без
звука, а в том, что... Ну, короче говоря, действуй.
Председатель занял своё место, и концерт продолжался.
Минут через сорок, когда зрители и жюри уже начали
немножко уставать, директор клуба прошептал:
- Сейчас будет гвоздь программы. Исключительно
талантливый исполнитель. Самородок.
- Кто же это? - насторожился Степан Степаныч.
- Николай Ламонов из четвёртой бригады. Такие чудеса
делает... Впрочем, вы сейчас сами увидите.
На сцене появился фокусник и принялся доставать из
своего цилиндра кучу всяких вещей: ленты, аквариум с
рыбками, самовар, дюжину яиц...
- А сейчас,- объявил он,- я буду вытаскивать любую
вещь по желанию зрителей.
- Как это любую? - закричал кто-то из зала.- Грабли,
к примеру, можешь?
Ламонов молча сунул руку в цилиндр и вытащил грабли. В
зале загалдели:
- Во даёт! А собаку можешь?
- Табуретку!
- Кило апельсинов!
- Собрание сочинений Некрасова!
- Тихо! - крикнул председатель.- Подождите! Не
горячись, Ламонов, талант беречь нужно. Ты вот что,
подшипник можешь достать?
Фокусник пренебрежительно усмехнулся и вынул из
цилиндра подшипник.
- Так,- нервно заёрзал председатель,- а если кирпич?
Ламонов достал кирпич.
- Ну-ка покажи... Хороший кирпич, силикатный... А
скажем... карданный вал?



Назад