eaa7eba2

Екимов Борис - У Теплого Моря



Борис Екимов
У ТЕПЛОГО МОРЯ
Крым. Приморский поселок Коктебель - место известное. Справа высятся
громады Карадага, Святой горы, слева - покатые холмы степного Крыма.
Осень. Середина сентября. Курортный сезон кончается. Море еще дышит
теплом, ласково голубеет. Днем жарко светит солнце. Вечерами уже прохладно и
по-южному быстро темнеет. Но люд отдыхающий под крышей сидеть не любит, и
потому на набережной, на невеликом ее протяженье, которое издавна зовут
"Пятачком", собирается народ праздный со всего поселка. Лениво прогуливаются,
беседуют. По берегам этой нешумной людской реки, на гранитном парапете, на
скамейках, возле зеленого плюща веранды, разложил и расставил свой товар народ
торгующий. Продают всякое. Крымские сувениры из морских раковин; сушеных
крабиков; браслеты, бусы, подсвечники из пахучей древесины крымского же
можжевельника; всякого рода живопись: акварели, холсты, на которых конечно же
крымские, коктебельские пейзажи: Карадаг, гора Хамелеон, скала Золотые ворота.
Много изделий из коктебельского камня: сердолик, халцедон, опал, яшма, агат.
Перстни, сережки, кулоны, броши, заколки. Сувенирная керамика: изящные амфоры,
колокольчики, пепельницы, чаши. И даже какие-то "шмындрики" появились нынешней
осенью. Прежде их не было. А нынче гляжу - написано "шмындрики". Стоят рядами
забавные глиняные и раскрашенные люди не люди, звери не звери - словом,
шмындрики.
Это не базар, а вернисаж, коктебельский Монмартр. Мастера, художники...
Народ праздный гуляет, разглядывает, дивится, покупает на память.
Между тем темнеет. Но люди не расходятся. От моря веет теплом, доносится
плеск волн. Хорошо гуляется. Насидимся еще дома зимой. Нынче - воля.
Здесь много знакомых лиц. Они - из года в год. Художник-пуантилист Игорь,
волохатый и бородатый. Много лет он удивляет народ белым холстом начатой
картины с двумя ли, тремя точками. Молодой красавец мулат, одиноко сидящий на
парапете, отвернулся от людей к морю, словно вовсе не он раскрыл для продажи
чемоданчик с брошами из камня. А Рюрика уже нет, умер. И знаменитый "Дом
Рюрика", над обрывом, нынче сгорел, ушел к хозяину. Одни уходят, другие
появляются.
Нынешней осенью появилась на коктебельском "Пятачке" старая женщина с
букетиками сухих трав. Каждый вечер она устраивалась на краю "Пятачка" с
товаром не больно казистым: сухая полынь да несколько простых цветочков, из
тех, что растут вокруг. Что-то желтое да сиреневое.
- Повесите на стенку, - убеждает она редких любопытствующих. - Повесите,
так хорошо пахнуть будут.
Но что-то не видел я, чтобы брали ее изделия. Рядом - перстни да серьги с
сердоликом, броши из яшмы, пейзажи с морем, с луной. Привезешь домой - будет
память. Всякий человек поймет: это - Крым. А что сухая полынь? Ее везде
хватает.
Старая женщина в темном платочке, в потертом пальто одиноко сидит на
краешке осеннего, но еще праздничного крымского вернисажа, порой объясняет:
- На стенку повесите... Так хорошо пахнет.
Осень. Быстро темнеет. Фонари теперь редки. Говорят, что платить за них
нечем и некому. Пора разоренья. Сумерки "Пятачок" сужают. Первой с него
исчезает старая женщина. Она еще не ушла, но как-то стушевалась, сливаясь с
серым гранитом и темным асфальтом. Народ еще ходит да бродит, разглядывая
сувениры, картины, подсвеченные фонариками. Старая женщина - во тьме,
сгорбленная, возле невидимых уже пучков полыни. Потом она вовсе исчезает.
После моего приезда прошел день, другой, третий. Все было хорошо, все
рядом: море и горы, доро



Назад