eaa7eba2     

Екимов Борис - Тарасов



Борис Петрович Екимов
ТАРАСОВ
Рассказ
1
Из райцентра возвращались ночью. В председательском газике сидел
управляющий четвертым отделением Талдыкин, и надо было его завезти. И потому
свернули с ухабистого грейдера и легко покатили к хутору по ровному,
наезженному следу сбоку дороги, по зеленям.
На полпути к хутору, у Терновой балки, впереди замаячили вдруг красные
огоньки, и, переключив фары на дальний свет, увидели "Беларусь" с возом
соломы.
Увидели и стали нагонять.
- Кто это? - спросил председатель. - Откуда везут? Зачем?
- Не знаю... - недоуменно полол плечами управляющий Талдыкин. Он и вправду
не знал. - Не наш, наверное...
- А чей же? - недовольно спросил председатель, и вдруг его осенило: - Он!
Точно, он! Поймали!
И Талдыкин, и главный агроном Нистратов, и даже шофер сразу поняли, о чем
речь.
Нынешней зимой, в январе, начали воровать солому. Свезенное к фермам не
трогали, видно побаивались, забирали оставленное в полях. Солому брали с
выбором, ячменную, просяную, гороховую. Соседи, из колхоза "Россия", тоже
замечали неладное. Время шло, солома пропадала, а вор следа не оставлял. И вот
теперь, наконец...
- Ты никого нынче не посылал за соломой? Вспомни? - спросил председатель.
Талдыкину и вспоминать было нечего.
- Никого не посылал, - ответил он, не спуская глаз с тележки, которая
подходила все ближе и ближе. И управляющий узнал наконец. - Тарасов... -
проговорил он вначале неуверенно, но тут же повторил твердо: - Тарасова
трактор. Тарасов.
- Тарасов?! - разом и удивленно выдохнули в машине.
- Догоняй и останавливай! - скомандовал председатель.
Трактор взял правее, позволяя набегавшей сзади машине себя обогнать. Газик
пошел вровень с трактором, посигналил и затем, обогнав, остановился впереди, у
правой обочины. "Беларусь", не сбавляя хода, обошел машину и покатил вперед.
Председатель, уже открывший было дверцу, захлопнул ее и обескураженно глядел
на спутников.
- Вот стервец...
Шофер, не дожидаясь команды, тронулся и снова стал догонять вихляющийся
зад тракторной тележки.
- Перегони и ставь посредине.
Теперь трактор дороги не уступал. Отчаянно сигналя, газик все же обошел
его справа, по зеленям, обошел и остановился в полусотне метров, посреди
дороги. Трактор повторил тот же маневр. И не успели в машине опомниться, как
прогремели мимо "Беларусь и тележка и ушли вперед.
- Догоняй и ставь поперек! - разозлился председатель.
Тем временем колея, вильнув, перешла с правой стороны лесополосы на левую
и оказалась зажатой между щеткой деревьев и вздыбленной теркой основной
дороги, вовсе теперь непроезжей. Трактор шел посередке, и обогнать его было
нельзя. Шофер бесполезно сигналил и сигналил, а потом, заметив прогал в
лесополосе, кинулся туда, выскочил на ровное поле озимки и пришпоренно
поскакал вперед и вперед, с тем чтобы, обойдя трактор, выйти на его колею
возле старой птицефермы.
Трактор, конечно, обошли, и намного, и на развилке дорог остановились,
дожидаясь его. Председатель и управляющий вылезли из машины и стали глядеть
назад, во тьму, силясь увидеть далекий свет фар.
Прошла минута, другая. Торопливо закурили.
- Сейчас, голубчик, придет... - говорил председатель. - Сейчас прискачет.
Вот так вот машину ставь, - приказывал он шоферу. - А вот здесь мы. Никуда не
денется, остановится.
Трактора все не было. Докурили сигареты.
- Света нет, - сказал шофер. - Куда ж он подевался?
- Может, выключил?
Шофер вернулся к машине и остановил мотор. И теперь уже все вчетвером
встали по



Назад