eaa7eba2

Екимов Борис - Сосед



Борис Екимов
СОСЕД
Середина августа. Жарко. Больше месяца нет дождя. С вечера желтое слепящее
солнце тонет в багровом закатном дыму. Утром оно поднимается в том же багровом
тревожном мареве и начинает палить.
Земля пересохла. Вечером, в огороде, льешь и льешь воду. Назавтра, к
полудню, грядки - словно и не поливал их. Никнут свекольные листы, помидорные;
картофель вянет, желтеет. Льешь и льешь воду. Иссохшая земля пьет ее жадно, со
всхлипом.
Новый сосед мой, видно, выпросил на работе выходной. С утра и далеко за
полдень перетаскивал он уголь от ворот в сарай. На неделе этот уголь купили.
Возят его шахтеры из Донбасса ли, из Ростовской области. Говорят, что зарплату
им выдают не деньгами, а углем. Вот они и возят. Без топки не обойдешься. Зима
все равно придет.
Соседова жена на днях жаловалась:
- Восемьдесят тысяч за тонну. Так дорого... А пришлось три тонны купить...
- Куда деваться... - как мог, успокоил я ее. - Через неделю будет дороже.
В Филоново уже по сто пятьдесят тысяч. Так что не горюйте.
Теперь сосед перетаскивает свой уголек. Сынишка его, подросток, насыпает
лопатою ведра. Сосед носит. До сарая не близко. Ведра объемистые, цебарки, как
у нас их называют. Больше пуда потянет каждая, с углем-то. Два ведра - два
пуда. Таскает. Жара. На голом теле - разводы пыли и пота.
Потом он копал возле бани яму для стока. Копал и копал, уходя все глубже в
прохладную землю. А вечером, как и все, мотор завел. Началась огородная
поливка.
Уже ночью, во тьме, мотор гудел и гудел, стучал насос. Я вышел в огород,
когда совсем стемнело. Гремел оглушительный хор садовых сверчков. Узкий месяц
желтел. В соседском огороде, во тьме, слышимо лилась из шланга вода. Светил
красный огонек сигареты.
- Воскресный отдых заканчивается! - громко сказал я. - Теперь можно и на
работу.
- Еле на день выпросился, - ответил сосед. - Там тоже спешка.
Со степи потянуло свежестью. Я пошел к дому. Красный огонек сигареты в
соседском дворе вспыхивал и притухал. Во тьме человека, нового моего соседа,
не было видать. Но я знал, что глядит он куда-то выше земли, словно в небо -
не в небо, а куда-то далеко. Взгляд рассеянный, пустой. Так глядят старые люди
на исходе жизни. Куда-то в дальнюю даль, нам неведомую. Но новый сосед мой
далеко не стар, ему и сорока еще нет, наверное.
Появился он весной. В начале апреля я приехал на разведку из города -
поглядеть, не пора ли на лето перебираться в наш старый дом. Приехал, гляжу -
кто-то в соседнем огороде копается. "Новые квартиранты", - подумалось мне.
В соседнем доме доживает век одинокая женщина, тетка Клава. Муж ее, мой
приятель Фомич, любитель зимней рыбалки и целебных трав, помер три года назад.
С той поры тетка Клава, в просторном доме живя, пускает в летнюю кухоньку, что
рядом с домом построена, квартирантов за квартирантами и тут же гонит их.
Старый человек, нелегкий характер: то - не так, другое - не эдак. А на любое
жилье нынче спрос великий. Военных прислали в соседний поселок, целых три
полка: из Германии, из Чечни, из Баку. Все - бездомные. И беженцы едут и едут
со всех краев: Киргизия, Узбекистан, Казахстан, Кавказ. Живем по соседству.
Вот к нам и бегут. Любому углу рады. Лишь бы прислониться.
С новым соседом тогда, весной, мы поздоровались, и только. Он сгребал
огородный мусор. Я оглядывал дом да подворье: как они тут без меня зимовали?
Оглядывал, двери-окна отворял, чтобы выветривалась зимняя стылость. К огороду
и саду я не спешил. Все это еще впереди, когда переедем



Назад