eaa7eba2

Екимов Борис - Про Чужбину



Борис Екимов
ПРО ЧУЖБИНУ
В конце декабря объявился на хуторе Вася Колун. Он всегда старался
подгадать к празднику: Рождество ли, масленица, Пасха, Троица, когда сам Бог
велит погулять. Околачивался Вася в последние годы в райцентре да в городе:
шоферил, чем-то торговал (не от себя, конечно), машины ремонтировал. Словом,
на все руки. Как, впрочем, и многие нынче. Колхозам - конец. В городах заводы
стоят. Вот люди и применяются. Тем более молодые.
А Васе Колуну - лет тридцать. Разведенный. Сам себе голова. Где-то
мыкается; порой к матери приезжает. Поживет - и снова нет его. Бывает и при
деньгах, шикует. А чаще материнский загашник проверяет да отъедается на
деревенских харчах.
Нынче Вася под Новый год подгадал. Как раз приморозило, снег выпал. Он и
объявился. Приодет: новая зеленая куртка-пуховик, такая же шапка с козырьком и
наушниками, высокие ботинки со шнурками. А морда, словно у кота, круглая.
Сразу видно: не голодал.
Автобус из райцентра останавливался возле бригадной мастерской и гаража.
Там вечно люди толклись. Васю Колуна сразу углядели. Да он и сам подошел,
поздоровался с земляками.
- Откуда, Васек? - спросили его. - Морду наел. Либо с курортов?
- Из тюрьмы.
Шутку поняли.
- Подскажи адрес. Мы тоже туда. Всем кагалом.
- Кагалом не советую. Получится групповая, - предупредил Вася, но адрес
дал: - Шварценпумпе.
- Это где ж такое? - опешили.
- Федеративная Республика Германия.
Народ смолк. Вроде шутит мужик. Но вид не шутейный. Из сумки поллитру
достает. Значит, с прибытием, как положено.
Разлили. Выпили. Кое-что прояснилось. Оказывается, наняли Василия какие-то
чечены ли, грузины перегонять машины из Германии к нам. На самолете - туда.
Там дают машину. Гони. В Белоруссии забирают. Три штуки он пригнал. На
четвертой немцы тормознули на границе. В компьютере его имя. Плати штраф,
триста марок. За что, не понял. Да и денег нет. Дали два месяца тюрьмы.
Отсидел в этом самом Шварценпумпе.
Это - прояснилось. Поверили в тюрьму. Дело житейское. На ком греха нет!
Кое-кто сутки сидел, а кое-кто и побольше. Тут у себя никому ничего не
докажешь, а там - и вовсе. Тем более с чеченами связался.
Словом, поверили. И в Германию, и в тюрьму. Но вот дальше Колун такое
понес, что пришлось его останавливать.
- Телевизор, - говорит, - в камере. Цветной, одиннадцать программ
показывает. Гляди хоть круглые сутки. Камеры на двоих, на троих. В каждой -
туалет, душ с горячей водой.
- Хорош, - сказали ему. - Вася, ты поплыл. Иди к маме и отсыпайся.
Брехунов в округе хватало. Но не таких. Тем более когда о тюрьме поет.
Чего-чего, а про тюрьму на хуторе знали не понаслышке. Костя Шамин три года
отсидел за родную тещу. Иван Быков, как говорили, за любовь к сложной бытовой
технике. Три холодильника из Дома быта упер, в райцентре. Николай Мазаев
отсидел восемь лет. "За дело", - коротко отвечал он любопытным.
Так что про тюрьму, про зону, про тамошние порядки кое-что знали. И
конечно, лапшу на уши вешать не позволили.
Цветной телевизор... На двоих камера... Горячая вода, туалет...
Как говорится, брехать бреши, но знай меру. Хутор, конечно, хутором, но не
такие уж тут дуболомы живут. Кое-что понимают.
Словом, направили Васю домой. Проспись, парень, а потом приходи. Гостям
всегда рады, особенно если с бутылкой.
Прогнать-то человека прогнали, и он ушел. Нормально. И не качался. Значит,
не больно пьяный. И после его ухода появились кое-какие сомненья:
- Все же - заграница... Капитализм... Придуряются. По телевиз



Назад