eaa7eba2

Екимов Борис - Последний Рубеж



Борис Екимов
Последний рубеж
Казачью донскую песню при известной сноровке "играть", как у нас говорят,
можно до бесконечности. Есть побаска о том, как казак едет с ярмарки на быках,
возвращаясь на хутор. Чтобы не скучать в дороге, он еще на станичной околице
песню завел простецкую:
Гво-о-о-о-о... Гво-о-о-о-о...
Ой-ды гво-о-о...
Тянется за верстою верста. Час проходит, другой. Песня не кончается. Порой
казак мурлычет, задремывая: "О-о-о-ой... Ой-ды... гво-о-о..." И лишь когда
въедет на свое подворье, тут песне конец:
Ой-ды гво-о-здик!
Когда писал я свои заметки "В дороге", казалось мне, что впереди еще
долгий путь, а тянуть монотонное: "Ой-ды гво-о-о..." мне надоело. Поставил
точку. Но, пройдя осенними дорогами по знакомым местам, не в одночасье, не
озареньем я понял, что конец пути - рядом. Но вначале - дорога.
Ранним сентябрьским утром шел я из хутора Клейменовский на Вихляевку. День
разгорался теплый, погожий. Одна и другая машины прогудели, обгоняя меня по
асфальту. Мне спешить было не с руки. Пешочком, неторопливо шел я и шел, а
потом и вовсе асфальт оставил, поднимаясь на Вихляевскую гору дорогой полевой.
Нежное курлыканье слышалось впереди. Это журавли кормились на горе, на
поле. Милые птицы меня не боялись, подпустили близко. Поднявшись на вершину
горы, я стоял и глядел. Внизу, в утренней дреме, лежала тонущая в садах
Вихляевка, на озере плавала пара ослепительно белых лебедей. Далеко-далеко
уходила земля с ее полями, лугами, лесами. Вихляевский луг, Ярыженский луг,
Дурновский луг, Мартыновский луг, Мартыновский лес, Озера, быстрый Бузулук,
светлые воды его. А надо мной - просторное чистое небо, свежий ветер,
курлыканье журавлей.
На следующий день в станице Дурновской, в тамошней школе, сказал мне
кто-то из учителей: "Спасибо, что приходите в наш Богом забытый край..." - "Не
забытый, а обласканный, - возразил я. - Богом ли, природой, но обласканный..."
А в дне вчерашнем в Мартыновской станице, тоже в школе, говорил я ребятам,
ничуть не кривя душой: "Вы - счастливые, потому что родились и живете в одном
из самых красивых мест на земле. Поверьте, что это именно так. Бывал я в
дальних краях. И в Европе, и в Азии, и в Африке, и в Америке. В памяти моей -
многое. Но одна из самых светлых страниц - эти края: округа Мартыновская,
Вихляевская, их земли и воды".
Так говорил я, а теперь добавлю, что эти края забыты не Богом, не
природой, а властями высокими.
Каждый год я бываю здесь. Стою на горе Вихляевской. Спускаюсь в хутор,
брожу по его улочкам. И помню еще хутор живой: Дом культуры с кинозалом,
библиотеку, школу, почту, фельдшерский пункт, три магазина. А ныне все гуще
вскипает зелень садов, полоня хутор. Спелые груши висят и падают, устилая
землю. А людей нет. Одного-другого старика встретишь, поговоришь - и все.
Закрылись магазины, заброшена школа, разбит Дом культуры. И даже асфальтовая
дорога не помогла. На всю Вихляевку три работника осталось. Зеленая пустыня.
Старый учитель Павел Михайлович Соснин который уже год мне жалуется:
- Баню не хотят открывать. Сколько лет бьюсь, пишу, говорю... Должны же мы
хоть под конец жизни в бане помыться...
Милый Павел Михайлович, не будет бани. В райцентре баню никак не наладят,
а у вас теперь уж точно не будет.
В станице Мартыновской тамошняя школа в прошлом году отметила свое
девяностолетие. Многих и многих она учила и выучила. И теперь идут дети по
утрам в то самое деревянное здание, которое было построено девяносто лет
назад.
- Место для



Назад