eaa7eba2

Евстигнеев Кирилл Алексеевич - Крылатая Гвардия



Евстигнеев Кирилл Алексеевич
Крылатая гвардия
Содержание
Начало пути
Ближе к фронту
"Есть упоение в бою!.."
Полк в боях
Над огненной дугой
Щит пехоты
От Днепра до Днестра
В небе Румынии
В боях за Венгрию
Светлый день Победы
Примечания
Начало пути
В распадах невысоких сопок, покрытых орешником, в добром десятке верст от
железной дороги скромно и неприметно обосновался военный авиационный городок с
загадочным названием "Бирма". На окраине авиагородка - небольшая бетонная
взлетно-посадочная полоса. Три казармы, столовая, дома для семей командного
состава, несколько фанз и Дом Красной Армии - вот и все, что к началу 1941
года представляло Бирмскую школу военных пилотов. Здесь мы учились летать,
учили этому сложному искусству других. Охрана мирного неба Дальневосточного
края была нашим кровным делом.
...И вдруг сообщение о вероломном нападении гитлеровской Германии. Узнали
мы об этом поздно вечером 22 июня. Трудно было поверить, что договор,
заключенный с немцами, так неожиданно нарушен, растоптан, выброшен на ветер,
как клочок ненужной бумажки. Все шло по-прежнему: в высоком и ясном голубом
небе по-прежнему сияло щедрое летнее солнце, в зеленом убранстве трав и
деревьев высились сопки, а в распадах между ними - нерушимое вечное царство
тишины и покоя, нарушаемое в безоблачные росные утра нашей повседневной
работой - полетами.
Не верилось: был пакт о ненападении, заверения в мире и дружбе между
государствами, и вдруг... Выходит, не все так понятно и просто на этой земле,
как мне виделось до сих пор...
В поздний час тревожного 22 июня мы собрались на митинг к Дому Красной
Армии. Его открыл военный комиссар школы старший политрук Евгений Ефимович
Ткачёнок. Внешнее спокойствие комиссару давалось с трудом. Он, так же как и
все собравшиеся, необычайно волновался. И голос его, твердый и ясный, к
которому мы привыкли, звучал вроде бы по-прежнему внушительно и доходчиво, но
та напряженность, что сковывает человека в труднейшие моменты жизни,
чувствовалась в каждом слове.
- Дорогие товарищи! - начал Евгений Ефимович. - Сегодня в четыре часа утра
по московскому времени гитлеровская Германия без объявления войны перешла
западные границы нашей Родины... Фашисты подвергли варварской бомбардировке
наши крупнейшие города - политические, административные, военно-промышленные
центры... С сегодняшнего дня все наши дела и помыслы должны быть подчинены
единой цели - разгрому зарвавшегося агрессора...
Выступившие следом товарищи с гневом и негодованием клеймили вероломство
фашистской Германии, просили немедленно отправить их на фронт, туда, где
решается судьба Отечества. Организатор и первый начальник школы подполковник
Николай Федорович Пушкарев, капитан Геннадий Георгиевич Хромов заверили, что
каждый из нас, где бы он ни был - в тылу или на фронте, - отдаст свои силы,
энергию и мастерство для скорейшей победы над врагом.
- В этой войне, - сказал Пушкарев, - фронт и тыл - понятия относительные:
на фронте будут воевать, в тылу - делать все, что потребуется для победы над
фашизмом. Задача каждого из нас - находиться там, где прикажет Родина, партия,
народ!
В первые дни войны каждый из нас представлял ее по-своему. Те, кто был
постарше и опытнее, прошли горнило империалистической и гражданской войн,
знали, что это такое. А мы, молодежь, представляли себе боевые действия на
фронтах в радужных тонах - в романтическом ореоле лихих кавалерийских атак,
считая, что главное на войне - беззаветная преданность на



Назад