eaa7eba2

Европиан Петер - В Жизни Много Хорошего



Peter (Pan) European
Hу вот. Кажется, это последний рассказ за двухтысячный год. Последний по
дате. Хочу сразу оговориться: никого конкретного ввиду я не имел. А даже
если и имел - едва ли это тот, о ком вы подумали.
Слышите? Это определенно не он! :-)
В жизни много хорошего
Передо мной лестница. Ступени сделаны из бетона и для прочности укреплены
сварным каркасом из металлических уголков. Ступеней много. Они ведут вверх,
вверх, вверх, и упираются в небо. Я стою задрав голову, и мне кажется, что
там, в небе, они обрываются. Что там нет ничего, кроме маленькой бетонной
площадки безо всякого ограждения, с которой очень просто упасть.
Hа самом деле это называется линией горизонта. Hа самом деле там наверху
нет бетонной площадки, на самом деле там мост. Он - пешеходный. Потому что это
- железнодорожный вокзал, и потому что каждый день множество пешеходов
взбирается по ступенькам на самый верх, чтобы перейти через пути, и не падает.
Я тоже каждый день взбираюсь по ступенькам и тоже не падаю. Значит, в
некотором роде я - пешеход.
Уголки, которыми укреплены ступени, называются швеллерами. Или нет?
Сейчас удачный момент и пешеходов немного. Иногда бывает по-другому, когда
приходит какой-нибудь поезд и на лестнице образуется давка. Я специально
стараюсь выбирать такое время, как сейчас, но у меня не всегда получается.
Однако сегодня все складывается как нельзя более удачно, и я поднимаюсь на
первую ступеньку.
Я начинаю взбираться на мост.
Люди все-таки есть, но их мало - пара-тройка человек движется вниз,
пара-тройка - вверх. Те, которые вниз, снисходят из каких-то заоблачных сфер.
Видна только лестница, а они возникают на ее вершине и начинают спускаться.
Пока они еще не спустились, они смотрят на всех сверху, как птицы. В том числе
и на меня. Пока они еще далеко и их лиц не видно.
Те, которые поднимаются на мост, тоже смотрят на меня сверху вниз.
Hекоторые меня узнают, а другие выглядят очень удивленными. Должно быть, они
приезжие и не могут понять, что я здесь делаю.
Я взбираюсь.
Меня обгоняют потертые джинсы. Потом мимо спускается сиреневое полупальто с
двумя сумками.
Впереди ветер треплет какой-то серый лоскут. Должно быть, он зацепился за
ступеньку. Потом, когда я поднимусь повыше, я рассмотрю его во всех
подробностях.
Ветер проносит мимо маленькое белое перышко. И еще одно. И еще. Сверху
вприпрыжку сбегает полный мужчина в пуховке. Каким-то образом он умудрился ее
порвать и теперь старательно зажимает прореху рукой, но все равно пух вокруг
него так и вьется. Особенно сзади. А я было подумал, что это летит от меня.
Как-то раз мне пришлось ехать в переполненном автобусе. Было очень нужно, а
времени оставалось в обрез. Тогда меня немного помяли и вокруг тоже летало
белое. Hо в конце концов все обошлось. А я на будущее зарекся ездить
автобусом.
Я добираюсь до лоскута и касаюсь его ногой. Оказывается, это обрывок серого
полиэтиленового пакета. Мне не совсем понятно, как он держится на ступеньке,
но я прохожу мимо, потому что на самом деле мне все равно, потому что впереди
меня ждет нечто значительно большее.
Я еще некоторое время взбираюсь со ступеньки на ступеньку. При этом я
тщательно слежу, чтобы со мной никто не столкнулся. А то - мало ли что.
Hекоторые прохожие очень торопятся.
В конце концов я преодолеваю последнюю ступеньку и оказываюсь наверху.
Здесь холодно и дует ветер, но ради свидания с небом я готов терпеть и не
такое. В моем теперешнем положении этот мост - самое близкое к не



Назад