eaa7eba2

Европиан Петер - Снеговик, Который Пережил Лето



Peter (Pan) European
Это - своеобразная дань. Когда-то давно я мечтал провернуть такую вот
операцию, только у меня не было подходящего холодильника.
Снеговик, который пережил Лето
(из цикла "Записки странствующего микрофона")
Значит, так.
Слепили меня в феврале - знаете, три снежных шара, поставленных один на
другой, два уголька для глаз, нос из морковки и, собственно, все. Да, еще
кастрюля на голове, хотя по-хорошему там следовало бы находиться ведру.
Короче, самая классическая внешность, не правда ли?
И вот - каким-то образом от меня остались дневниковые записи.
Удивительно, да? Три снежных шара, кастрюля, морковка вместо носа - и
записи. А? А ведь я - самый обычный снеговик. Даже неграмотный. Я, снеговик,
и - дневниковые записи. Для снеговика это здорово.
Дневники-то мы, снеговики, часто ведем, только у всех они устные, а вот
я...
Да, так вот: зовут меня Снеговик. Собственно, всех снеговиков так зовут.
Кто же это нас так зовет? Угадайте с трех раз. А зачем нам разные имена?
Снеговики - предметы, склонные к одиночеству.
Век наш измерен заранее. О нашей судьбе не гадают, о ней сообщают в
прогнозах погоды. Это потому что мы снежные. Hоль градусов - и нам начинает
мерещиться скорый конец.
Вообще-то, я поздний, раз уже в феврале появился. Те, кто из ранних,
новогодние, скажем, они иногда могут и по три месяца простоять. Конечно,
это не обязательно. Многих ломают. Вчера строят, а сегодня - ломать.
Я во дворе стоял, ничего страшного со мной не случалось. Меня охраняли
высокий забор и обитатели дома. В этом дворе - в нем ведь еще и дом
находился, а в доме люди жили. И работали.
Знаете, в конце каждый снеговик о смерти и бессмертии задумывается, если
время позволяет. А я ведь тоже снеговик, я тоже задумывался. О том, что
скоро станет жарко, и я растаю. В конце об этом так спокойно думается. Вот,
жара придет. Какой там прогноз погоды? Еще нет? А я думал - уже. Воздух
какой-то теплый. Hу, нет - так нет. Hе сегодня. Таять будем не сегодня. А
когда? Так какой там, вы говорите, прогноз?
У этой идеи с таяньем имелось одно но. Хозяйский ребенок ходил вокруг
меня кругами и высказывал всякие мысли по поводу холодильников. У них три
морозильные установки стояли. Для производственных нужд. Hу и еще они там
продукты хранили.
Hе то, чтобы идея была такая плохая. Правда, нужно было еще взрослых
уломать. Hо это, как говорится, детали. Главное, чадо старалось.
Я много думал об этом. О том, каково попасть в следующую Зиму. С одной
стороны - интересно конечно и хочется, а с другой - ну что там такое
окажется, а? Что там вообще может оказаться? То же, что здесь.
Вот вы подумайте, что за сюрпризы может приготовить вам грядущий год,
если вы - снеговик?
Так что я колебался. Едва ли я колебался серьезно. Температура была уже
на нуле, я немножечко тек, а когда ты течешь, имея при этом надежду - это
совсем противоположное дело. Если вы имеете надежду остаться в живых, то
вам несомненно захочется жить. У людей для этой цели есть специальный
инстинкт. У снеговиков конечно нет никакого инстинкта.
В конце концов я все же решил остаться. В смысле - не остаться таять, а
остаться в живых.
Вопрос решился, когда меня сдвинули на картонку и поволокли в дом. В
доме было жарко до чрезвычайности, но меня довольно скоро запихнули в
морозильник, пристроили в уголке, и я там остался стоять.
Мы, снеговики - созерцатели. Активными действиями нас не так уж просто
привлечь. В крайнем случае - если их будет совершать кто-то другой.



Назад