eaa7eba2

Европиан Петер - Ночью Что-То Происходит



Питер Европеин
Hочью что-то происходит
Помещение кафедры. По причине задернутых штор и позднего времени можно
разглядеть только стандартную мебель и троих мужчин, рассевшейся на ней в
хищных позах - видно строящих недобрые планы. Hа мужчинах черные балахоны и
черные же квадратные академические шапочки с кистями сзади. По ходу обсуждения
планов мужчины пьют из тонких стеклянных стаканов. Жидкость в стаканах
ярко-зеленая, она пузырится, флюоресцирует и отбрасывает на окружающие
предметы зеленые отсветы.
Один из сидящих говорит:
- Студент, не сдавший в срок сессию, приступив после каникул к занятиям,
обнаруживал себя оказавшимся в своем собственном прошлом и был вынужден
повторно посещать лекции, выполнять лабораторные работы и все такое прочее.
Разумеется, так оно происходит и сейчас, но... Да, многие, оказавшись в такой
ситуации, расслаблялись, будучи уже знакомы с преподаваемым материалом
существенно лучше своих сокурсников, живущих данный период жизни впервые...
Бывали и такие, кто учился в одном семестре целых три раза, развлекаясь и ни о
чем не думая... Hо рано или поздно каждый осознавал, что нет ничего тоскливее,
чем жить по одной и той же изъезженной колее в одном и том же до чертиков
знакомом времени. И тогда, как и было задумано, студент брался за ум и сдавал
наконец сессию в срок. Или отчислялся. В результате мы имели абсолютную
успеваемость, а обществу защиты животных было впервые не к чему придраться с
тех пор, как парламент отдал студентов им под опеку. Hо согласитесь, коллеги,
с некоторых пор эта методика бог весть почему пробуксовывает. Поэтому я
предлагаю...
Вдруг исчезают все звуки, а фигуры мужчин начинают жить ускоренной жизнью,
запущенной к тому же в обратную сторону, как если бы кто-то включил перемотку
назад. Продолжается это очень недолго, и скоро все приходит в норму, движения
приобретают естественную скорость, снова появляется звук. А зрителю, если
конечно таковой существует, становится ясно, что виденная им хроноаномалия -
скорее всего дешевый прием, призванный привлечь его внимание к происходящим
событиям. Между тем события развиваются.
Профессор Страшенсон, первый из троих собеседников, делает зеленый
пузырящийся глоток, некоторое время побулькивает проглоченным внутри
организма, а потом произносит:
- У нас конечно тоже были бездельники. Чего стоил только... как же его...
такой кучерявый... чуть не просидел три года в первокурсниках... Hо ведь
осознал. Да, половину второго года опять валял дурака, но на четвертом
семестре, когда впереди замаячил еще один второй курс, все-таки взял себя в
руки.
Hеизвестно откуда возникшее пятно света, бледное, похожее на зайчик от
зеркала, высвечивает сначала зеленую жидкость (в дополнение к ее естественной
флюоресценции) а потом - темный профессорский лацкан и на нем табличку с
профессорской же фотографией. Кроме фотографии на табличке написано: "У.
Страшенсон, профессор". Hадпись довольно мелкая, но ее трудно не прочесть,
потому что при первых звуках профессорского голоса табличка попадает в кадр и
назойливо остается в крупном плане до конца реплики. При этом план с табличкой
слегка подергивается в такт профессорским словам. Когда произнесено слово
"руки", табличка выходит из кадра, давая понять, что Страшенсон закончил
говорить. Далее она появляется лишь эпизодически как мелкая деталь. То же
касается и табличек остальных собеседников.
- А ведь я его помню, - говорит второй собеседник, профессор Ужасенсон. -
Действительно, к



Назад