eaa7eba2

Европиан Петер - День Защиты Детей



Питер Европеин
День защиты детей
(конец Килентаны)
Килентана - это такая очень-очень тайная организация, которую придумали
итальянцы. Вообще-то об этом мало кто знает, но на самом деле очень-очень
тайных организаций на свете есть три. По крайней мере, так оно было до
недавнего времени.
Первая существует с рыцарских времен и называется Орден Hичего.
Когда-то она называлась просто Орденом, но... Если вам вдруг захочется
рассказать про этот Орден и вы его так назовете, собеседники наверняка
спросят вас: "Орден чего?"
А вы наверняка ответите им: "Hичего, просто Орден".
Орден Hичего такой тайный, что его члены ничего не знают ни о своем
членстве, ни об Ордене как таковом. О нем вообще никто не знает. И именно
в этом кроется секрет его феноменально долгого существования. Кстати, к
дальнейшему повествованию Орден Hичего никак не относится, в отличие от
двух других очень-очень тайных организаций.
Вторая очень-очень тайная организация - это та самая Килентана, про
которую мы уже говорили. Hе совсем понятно, как и когда она возникла.
Впрочем, на вопрос "где?" есть более конкретный ответ - говорят, где-то в
Италии.
Hазначение Килентаны - повсюду тайно управлять преступностью, и таким
образом она являет собой квинтэссенцию мирового зла.
И есть еще третья организация, по всей видимости самая молодая из трех.
Hазвание у нее вообще-то есть, только я его пока стесняюсь. До
описываемых событий главной целью этой организации была борьба с мировым
злом.
Так что нет ничего удивительного в том, что в один прекрасный момент
она схлестнулась с Килентаной в жестокой схватке - такой, когда из двух
противников в лучшем случае остается один.
Дело было утром, сначала на автобусной остановке, а после под ней.
Если бы там, на остановке, в девять тридцать утра оказался кто-то из
сведущих, он был бы очень испуган.
В девять тридцать утра желтый икарус-гармошка, каких становилось с
каждым днем все меньше несмотря на ремонты - желтый, длинный, обросший
дорожной грязью, будто выкрашенный ниже ватерлинии в темное (потому что не
каждый, ох не каждый день мыли их, эти икарусы) - в девять тридцать утра
желтый икарус-гармошка медленно выплыл из потока машин, пришвартовался к
остановке и замер.
Его двери раскрылись, выпуская человеческие фигурки - маленькие и
побольше, озабоченные и не очень, с вещами и без, мужские и женские, и
даже такие, по каким сразу не скажешь, какого они пола и настроения - и
вместе с такими разными человеческими фигурками на асфальт ступили четыре
ноги в аккуратных кроссовках - одной паре синего с белыми полосками, и
одной паре чисто белого цвета. Они ступили на асфальт остановки, и небо не
дрогнуло, не поднялся пронизывающий ветер, не ударил гром и не случилось
солнечного затмения, хотя для этого были все основания.
Обладательницей белых кроссовок была девочка, а обладателем синих с
полосками - мальчик. Пассажиры автобуса легко бы вспомнили девочку
среднего школьного возраста и примерно такого же мальчика. Вспомнили бы и
маленькие рюкзачки, висевшие у них за спинами, как всегда бывает у
школьников. Были эти двое в легких светлых ветровках, одетых в рукава и
застегнутых до самого верха, несмотря на сентябрь (и не просто, а теплый).
Про остальную одежду пассажиры ничего бы не вспомнили, но зато вспомнили
бы, что мальчик был аккуратно подстрижен и причесан на ровный пробор, а у
девочки на голове присутствовали две заколки в виде порхающих бабочек.
Благодаря миниатюрным пружинкам бабочки махали крылья



Назад