eaa7eba2

Егоров Б Ф - Художественная Проза Ап Григорьева



Б.Ф.Егоров
Художественная проза Ап.Григорьева
1
Ап. Григорьев хорошо известен любителю русской литературы как поэт и
как критик, но почти совершенно не знаком в качестве прозаика. Между тем он
- автор самобытных воспоминаний, страстных исповедных дневников и писем,
романтических рассказов, художественных очерков. Собранное вместе, его
прозаическое наследие создает представление о талантливом художнике,
включившем в свой метод и стиль достижения великих предшественников и
современников на поприще литературы, но всегда остававшемся оригинальным, ни
на кого не похожим.
Самым характерным свойством григорьевской прозы является ее
автобиографичность. Разумеется, воспоминания, дневники, исповеди
автобиографичны по жанру и по сути, но и обычные рассказы Григорьева имеют
глубоко личный, автобиографический характер. Здесь наблюдается явная
аналогия с его поэзией: ведь большинство стихотворений поэта - как бы
маленькие дневники и исповеди, а циклы стихотворений представляют собой
своеобразные сюжетные эпизоды из реальной жизни автора, вплоть до прямой
имитации ежедневных записей: таков цикл "Дневник любви и молитвы"
("имитация" потому, что - сразу же оговоримся - не следует _полностью_
отождествлять художественные произведения даже такого субъективного
писателя, как Григорьев, с реальной биографией художника).
Автобиографические мотивы вторгаются даже в критические статьи
Григорьева. Не говорим уже об очень частых "лирических" отступлениях в
статьях относительно личного пристрастия к тем или иным явлениям литературы
или относительно духовной эволюции автора, - это бывает почти у всех
критиков. Но у Григорьева в текст статьи включаются "посторонние",
автобиографические отрывки. Например, в статье "Стихотворения Н. Некрасова"
(1862) критик от анализа рецензируемых произведений неожиданно переключается
на воспоминания о Берлинской картинной галерее и о беседах с В. П. Боткиным
о судьбах русского искусства. Создается интересная мемуарная миниатюра,
которую можно бы изъять из текста статьи и поместить в рубрику
"Воспоминания" (по насыщенности критической статьи мемуарностью с
Григорьевым может сравниться и даже опередить его еще один великий
"личностный" критик - Д. И. Писарев). Публицистические же очерки Григорьева
- "Беседы с Иваном Ивановичем о современной нашей словесности и о многих
других вызывающих на размышление предметах" (1860), "Безвыходное положение"
(1863), "Плачевные размышления о деспотизме и о вольном рабстве мысли"
(1863) и многие другие настолько густо пересыпаны автобиографическими
отступлениями, что фактически их с равными основаниями можно относить и к
публицистике, и к мемуарам. В настоящем издании публикуются две
театрально-критические статьи Григорьева - о постановках "Гамлета" и
"Отелло", имеющие большое искусствоведческое и литературоведческое значение,
но в данном случае характерные своей автобиографичностью, пронизанностью
личным, "григорьевским" материалом.
Глубокая и всепроникающая автобиографичность григорьевских произведений
объясняется особенностями его духовного склада, его мировоззренческих
принципов.
Прежде всего, он вырос и воспитался в романтическую эпоху, в эпоху
гипертрофированного субъективизма - Григорьев замечательно это показал в
своих воспоминаниях. Влияние эпохи было настолько мощно, что уже совсем в
другие времена, когда господствовал реализм, оказавший сильное воздействие и
на Григорьева, наш литератор все-таки считал себя романтиком, причем
"последним



Назад