eaa7eba2

Егоров Андрей - Шесть_Королевств 2



АНДРЕЙ ЕГОРОВ
ВЕЙГАРД
Анонс
Быть королем Стерпора, править верой и правдой, пользоваться любовью своих подданных... и в одно мгновение лишиться всего! Теперь Дарт Вейньет пленник Нижних Пределов.

Его преследуют адские создания, по его стопам идет скелетное охранение, и даже собственный мозг отказывается ему повиноваться. Пройдя все круги ада, Дарт возвращается во Внешний мир, но цену этого возвращения ему еще предстоит осознать — придется отдать темным силам свою пока не существующую дочь. А новая война, война с черным колдовством, уже начинается...
Автор со всей ответственностью заявляет,
что во время написания этой книги
не пострадал ни один демон или злой дух.
Любое сходство с реальными людьми,
а также реальные исторические параллели,
прослеживающиеся в романе, являются
намеренными и могут расцениваться как провокация.
Если прежние произведения Данте Алигьери
несли в себе общий настрой лиризма и
искрометного юмора, то эта так называемая
«божественная комедия» с ее мрачными
апокалипсическими картинами и красочными
изображениями ада окончательно утвердила
меня в мысли, что автор одержим потусторонними
силами — требуется принудительное цензурирование,
а возможно, и проведение обряда экзорцизма.
Известный итальянский критик Григорий Боттичелли
о «Божественной комедии» Данте Алигьери
Эта книга посвящается моей жене и теще.
Описанный мною ад — ничто в сравнении с тем
адом, который вы мне устроили, злобные твари.
Эммануил Сведенборг. Эпиграф к седьмому
изданию «Овального зеркала Сведенборга»
ПРЕДИСЛОВИЕ
(Краткое и поучительное содержание романа «Стерпор»)
Было это в те времена, когда король Белирии Бенедикт Вейньет после несчастного случая на охоте собрался покинуть этот грешный и несовершенный мир. Что было для него в общем-то несколько рановато.

К простым старческим радостям, таким, как артрит, радикулит, миозит, тягостная подагра и успокоительный маразм, он приобщиться не успел — здоровье у короля было самое что ни на есть отменное. Все без исключения граждане единой Белирии знали, что владыка их крепок и полон сил, и даже все зубы (за исключением одного — переднего) у него имеются в наличии.

Когда король улыбался, окружение его начинало испытывать серьезное беспокойство — таким широким и хищным выходил оскал королевского рта. Мясо Бенедикт Вейньет жевал смачно до крайности — работая могучими челюстями, отрывал большие жилистые куски, твердые кости он не выплевывал, как иные миновавшие зрелость граждане, а решительно разгрызал — и кости хрустели, ломаясь на его крепких белых резцах.
Но смерть, не обращая внимания на такие неважные частности, как отменная зубастость и здоровье, взяла да и заявилась за властителем Белирии. Переминаясь с ноги на ногу, стояла она в углу опочивальни, где умирал король, нетерпеливо ожидая, когда он наконец перестанет дышать. Бенедикт же все медлил и медлил с последним вздохом, раздражая своим упорством старуху до невозможности: прежде чем отправиться в страну теней, он решил «справедливо» поделить шесть герцогств, составлявших славу и оплот единой Белирии, между семью своими сыновьями.
Как известно, шесть на семь делится только с остатком (0,8571428571428571428). К столь сложной арифметической операции король Бенедикт, говоря откровенно, был совершенно не подготовлен. Науки он презирал страстно, а если ему что-то приходилось посчитать и пальцев на руках и ногах не хватало, монарх начинал испытывать лютую ярость.
Несмотря на то что задача ему предстояла в высшей степени непростая



Назад