eaa7eba2

Егоров Андрей - Шесть_Королевств 1



АНДРЕЙ ЕГОРОВ
СТЕРПОР
Быть самым умным ребенком в королевской семье, выделяться среди своих братьев многими талантами, пользоваться всеобщей любовью окружающих... и оказаться лишенным наследства! Участь, которой не позавидуешь.
Его путь тернист: его преследуют братья, его преследуют тяжелые думы, его преследует разноплеменная нечисть... Его сподвижники — обладающий титанической силой идиот и вечно путающий заклинания колдун. Но Дарт Вейньет, принц, лишенный наследства, знает, что будет королем Стерпора!
Я вижу горы и равнины,
моей Белирии покой,
леса, озера, рек стремнины...
и как рождается ГЕРОЙ.
Он храбр с младенчества, отчаян,
легко шагает по земле.
Он счастье отыскать не чает,
он жаждет власти с юных лет...
Но то, что ищет, ускользает,
надежды превращает в прах
отца безумье. Быстро тает
наивность детская в глазах...
Судьба не даст ему пропасть.
Герой границы королевства
пересекает... Будет власть
в руках Лишенного Наследства.
* * *
... Пурпурный плащ развевался за широкой спиной всадника. Со скоростью ветра мчался он на лошади вороной масти к границам королевства Стерпор.

И в лице всадника, и в его величавой осанке, и даже в том, как твердо держал он повод — буквально во всем читалась истинно королевская стать, ибо был это не кто иной, как величайший и мудрейший владыка Белирии Дарт Вейньет. Да простит меня его светлость за то, что столь недостойный муж, как я, дерзновенно упоминает всуе сие драгоценнейшее для всех нас, его подданных, имя...
Из записок летописца Варравы, год 1455 со дня окончания Лихолетья
ГЛАВА ПЕРВАЯ
В ней рассказывается о том, как особе королевской крови следует поступать в почти безвыходной ситуации
Дорога вся была сплошные ямы да рытвины. Они исчезали во взвивающихся из-под копыт лошади тучах желтой, скрипящей на зубах пыли. Пыль забивалась за воротник, в глаза и особенно в нос, так что постоянно хотелось чихать и кашлять.

Впереди метущейся линией ширился горизонт — горы беспорядочно теснились заснеженными вершинами и наползали друг на друга скалистыми уступами. Лошадь давно уже надсадно храпела и закусывала удила, но я был неумолим и заставлял ее мчать во весь опор: вскоре должны были появиться постройки пригорода, а оттуда до столицы бывшего герцогства Стерпор рукой подать.

Там и отдохнем и расслабимся. Скрипучее седло давно уже доставляло мне изрядное неудобство — проще говоря, от долгой дороги я изрядно натер задницу, а плотные кожаные ремешки настолько глубоко врезались в ладони, что я стал ощущать их прямым продолжением рук.
Физически и морально мне было так нехорошо, что меня не согревали даже мечты о том, как я куплю в первой же аптеке мазь от мозолей и найду какую-нибудь красотку, которая часами будет втирать ее в больную задницу. Я нисколько не сомневался, что желающих будет предостаточно.
Свист ветра и стук тяжелых копыт почти заглушали посторонние звуки. Но из полей доносился пронзительный стрекот кузнечиков — целые тучи быстрых насекомых взвивались в воздух, издавая пронзительные звуки узкими крыльями, да еще порой с диким клекотом пролетала над головой черная птица или ее быстрая тень.
Поскольку я очень спешил, то почти не обращал внимания на насекомых и птиц, но одна из них несколько замедлила мое продвижение к Стерпору, когда вдруг спикировала и напала на меня. Я уловил биение крыльев над головой, резко вскинул голову и в то же мгновение увидел хищного гиппогрифа с ядовитым жалом в клюве. Оно выползло на несколько дюймов и было нацелено мне в шею. Гиппогриф совершал к



Назад